ИНФРАСТРУКТУРНАЯ ЭТНОГРАФИЯ

Антонина Шадрина, Максим Шер

Проект для Нулевой Арктической биеннале, 1-14 декабря 2016, Национальный художественный музей, Якутск

Баннерная ткань, цифровая печать, акрил, 200х145 см;

YouTube-видео – серия мультфильмов «Берегите тепло», творческое объединение «Экран» (СССР), 1986-88, продолжительность 2:11, 1:08, 1:50

Изучение инфраструктуры методами этнографии, то есть перенос объекта этнографического интереса с этнически-своеобразного на повседневно-универсальное, может многое дать внимательному взгляду для понимания принципов устройства того или иного общества. Например, ситуация, когда коммунальной инфраструктурой и ресурсами владеет и управляет через централизованную бюрократию «всевидящее» государство, характерна для так называемых «гидравлических» (или тотальных) государств – концепция, впервые сформулированная в 1850-х гг. Марксом (азиатский способ производства) и в дальнейшем получившая развитие в работах Карла Виттфогеля (hydraulic empire). Схожая теория ресурсного государства выдвинута Симоном Кордонским в 1990-е. Такое положение находит естественное отражение в языке: когда приходит время, отопление, например, у нас «дают». Непрозрачность, слабая осознаваемость реальных механизмов властной инфраструктуры (в прямом и переносном смыслах этого слова) со стороны тех, кто в нее непосредственно вовлечен, и тех, кто смотрит со стороны, приводят к отчуждению и, как следствие, к некоторой экзотизации и даже сакрализации «тайн власти» с обеих сторон. Фредерик Джеймисон отмечает, что распространение теорий заговора и мифов о власти как некоем «едином, всевидящем центре» – реакция на ситуацию невозможности осознать, как устроен сложный мир, направленная на его упрощение. В Якутии из-за вечной мерзлоты коммунальная инфраструктура, в том числе отопительная, проложена в основном по поверхности земли. Этот казалось бы житейский факт может служить хорошей иллюстрацией мысли Людвига Витгенштейна о том, что всё, чем интересуется философ (и шире – художник или антрополог) лежит перед глазами. Ему следует не зарываться глубоко в суть явлений, а, оставаясь на поверхности, рисовать ее карту, отказаться от метафоры глубины и идеи скрытой сущности, ибо «нет ничего скрытого», и заняться, образно говоря, географией вместо геологии. Так надземная коммунальная инфраструктура на вечной мерзлоте выступает парадоксальной метафорой для определенного способа философского и научного видения: то, что должно быть скрыто от глаз, на самом деле видно на поверхности.

Для Арктической биеннале я предложил художнице Антонине Шадриной (Якутск) в рамках коллаборации создать инсталляцию «Инфраструктурная этнография». Инсталляция состоит из двух частей. Первая часть: схема коммунальной инфраструктуры Якутска, «населенная», «одухотворенная» образами якутских божеств, в том числе Улу-Тойона в образе ворона, который никогда не спит и все видит, а также элементами символики карт таро – популярными в западной и российской культуре конспирологическими образами «тайн власти». Вторая часть: три позднесоветских мультфильма под общим названием «Берегите тепло», в которых обитателей государственных панельных квартир, представленных в образах как людей, так и сказочных животных (трех поросят, волков и зайцев), государство призывает сражаться с одушевленной зоо- или антропоморфной «Стужей».                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                        Максим Шер